Подмена ребенка история развития ребенка

Подмена ребенка история развития ребенка thumbnail

В российском уголовном праве преступления против интересов семьи, к которым относится подмена ребенка, рассматривалось в порядке преступлений против свободы личности. Если брать из истории, то уже в римском праве предусматривалось наряду таких тяжких преступлений — как похищение людей, понимая под ним обращение человека «свободного» в состояние «несвободы». У нас еще в московском периоде под угрозою наказаний запрещалась продажа людей свободного состояния в «несвободное». Продажа в рабство с отменою крепостного права ограничивается умышленною продажею или передачей лица, состоящего под покровительством русских законов, азиатам или иным иноплеменным народам.

В отношении способа деятельности посягательства против детей по русскому праву выделяются на три критерия:

  • а) похищение детей;
  • б) подмен их;
  • в) самовольное удержание.

Под похищением понималось физическое подчинение и удержание ребенка из-под охраны и контроля родителей или лиц, их заступающих, вопреки их воле. Но также это противоправное деяние может быть учинено и самим родителем, в случае если он лишен своей «родительской власти» над ребенком. Похищение ребенка предполагало подчинение его в своё обладание навсегда, и от него отличается самовольное взятие ребенка на время, на торжественное мероприятие, к примеру бал или для иной цели. Оно предполагало физическое овладение ребенком силой или хитростью, изъятие его из охраны управомоченных на то лиц, вопреки их воле и желанию; воля же ребенка при этом не имела ни какого значения. Уголовное уложение 1903 года к похищению приравнивает также и сокрытие. Действие должно быть умышленным, то есть виновный должен осознавать, что на данного ребенка он не имеет права, и изъявляет желание овладеть им навсегда. По цели деятельности закон различал похищение ребенка с намерением скрыть истинное его происхождение или похищение без такого намерения. В первом случае, более тяжко наказуемом, было намерение выдать ребенка за происходящего от другой матери, скрыв происхождение его от матери настоящей; было безразлично при этом, выигрывает ли ребенок вследствие изменения или сокрытия его истинное происхождения или нет, или состояние его происхождения не изменяется: предметом посягательства становится не его личное право, а тот общественный строй, в основании которого лежит его родопроисхождение.

Под подменом ребенка стоит умышленная замена младенца одной матери младенцем другой. По самому характеру деяния оно возможно лишь относительно детей самого «нежного» раннего возраста, когда индивидуальные особенности ребенка не успели еще выясниться.

Подмена предполагала деятельность именно над двумя младенцами; к примеру, выдача ребенка одной матери за ребенка другой женщины, на самом деле не рожавшей, но симулировавшую свою беременность — к понятиям, относящимся к законодательству того времени не предусматривалась. Так же законодательство того времени предусматривает преступление, хотя и отличающееся способом исполнения от похищения, но имеющее вместе с тем большое с ним сходство. Статья эта постановляла, если лицо, оставит у себя дитя, к которому не известно происхождение дитя, вместо того чтобы довести об этом до сведения местного начальства или полиции, то он подвергался, смотря от продолжительности задержания у себя данного дитя, денежному взысканию (в различных размерах) и заключению в тюрьме. От похищения это преступление отличается тем, что виновный, совершая преступление, не прибегал к грубым и насильственным средствам. Он не имеет отношения к похищению ребенка, а только временно оставляет его у себя. Но отношения, возникающие в обоих случаях, совершенно одинаковы. Ребенок находится вдали от заботы своей «кровной» семьи до тех пор, пока он не будет ей возвращен. На наказуемость этого преступления имеет большое влияние и тот факт, что был ли заблудившийся ребенок известен либо неизвестен лицу, его задержавшему.

Подмен ребенка, по мнению некоторых ученых, в римском праве был, наравне с отцеубийством, признанным преступлением, не подлежащим действию давности. Подобное воззрение имеет в настоящее время только исторический интерес, и большинство современных криминалистов причисляет подмен ребенка к длящимся преступлениям.

Итак, подмен ребенка должен быть признан длящимся преступлением во всех случаях, когда он совершен родителями. Течение давности может здесь начаться только с момента восстановления прав состояния подмененного ребенка, то есть с момента возвращения его настоящим родителям. Во всех же остальных случаях, когда подмен ребенка совершается без ведома родителей, преступление должно быть признано простым. Оконченным преступление следует считать с самого совершения подмена.

Подмен и похищение детей с означенным намерением наказываются каторгою. Похищение детей без этого намерения наказывается тюрьмой с высшим исправительным наказанием. Выбор наказаний был предоставлен суду, в зависимости продолжительности задержания ребенка и других обстоятельствах дела. Уголовное уложение того времени, при похищении, сокрытии и подмене ребенка, предусматривало еще и тот факт — как отягчающие вину обстоятельства, например, похищение для нищенства или бродяжества или иного безнравственного занятия, или из корыстной цели.

От похищения детей отличается самовольное оставление у себя заблудившегося (потерявшегося) ребенка, относящееся к похищению как к присвоению находки к краже. Срок дозволенного оставления у себя, заблудившегося или потерявшегося ребенка составлял трое суток, а вот если по истечении этого времени оставивший у себя ребенка не довел до сведения органов власти или полиции, он подвергается легким исправительным наказаниям, строгость которых вытекала в зависимости от времени задержания у себя ребенка.

Источник

Подмена ребенка история развития ребенка

Èñòîðèÿ ðàçâèòèÿ ðîññèéñêîãî çàêîíîäàòåëüñòâà î ïðåñòóïëåíèÿõ, ñâÿçàííûõ ñ ïîäìåíîé ðåáåíêà. Êâàëèôèêàöèè ïðåñòóïëåíèé ïðîòèâ ñåìüè è íåñîâåðøåííîëåòíèõ ãðàæäàí. Óãîëîâíàÿ îòâåòñòâåííîñòü çà ïîäìåíó ðåáåíêà èç êîðûñòíûõ èëè èíûõ íèçìåííûõ ïîáóæäåíèé.

Îòïðàâèòü ñâîþ õîðîøóþ ðàáîòó â áàçó çíàíèé ïðîñòî. Èñïîëüçóéòå ôîðìó, ðàñïîëîæåííóþ íèæå

Ñòóäåíòû, àñïèðàíòû, ìîëîäûå ó÷åíûå, èñïîëüçóþùèå áàçó çíàíèé â ñâîåé ó÷åáå è ðàáîòå, áóäóò âàì î÷åíü áëàãîäàðíû.

Ðàçìåùåíî íà https://www.allbest.ru/

Ñîäåðæàíèå

  • Ââåäåíèå
  • Ãëàâà 1. Èñòîðèÿ ðàçâèòèÿ ðîññèéñêîãî çàêîíîäàòåëüñòâà î ïðåñòóïëåíèÿõ, ñâÿçàííûõ ñ ïîäìåíîé ðåáåíêà
  • Ãëàâà 2. Êâàëèôèêàöèè ïðåñòóïëåíèé ïðîòèâ ñåìüè è íåñîâåðøåííîëåòíèõ ãðàæäàí
  • Ãëàâà 3. Ñîñòàâ ïðåñòóïëåíèÿ — ïîäìåíà ðåáåíêà
  • Çàêëþ÷åíèå
  • Áèáëèîãðàôè÷åñêèé ñïèñîê

ïîäìåíà ðåáåíîê ñîñòàâ ïðåñòóïëåíèå

1. Êîíñòèòóöèÿ Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè 1993 ãîäà (ïðèíÿòà íà âñåíàðîäíîì ãîëîñîâàíèè 12 äåêàáðÿ 1993 ã.).

Читайте также:  Расчет физического развития ребенка

2. Óãîëîâíûé êîäåêñ ÐÔ îò 13 èþíÿ 1996 ãîäà N 63-ÔÇ. Ðàçäåë VII. Ïðåñòóïëåíèÿ ïðîòèâ ëè÷íîñòè. Ãëàâà 20. Ïðåñòóïëåíèÿ ïðîòèâ ñåìüè è íåñîâåðøåííîëåòíèõ. ñò.150-154.

3. Ôåäåðàëüíûé çàêîí «Îá îñíîâíûõ ãàðàíòèÿõ ïðàâ ðåáåíêà â Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè» // ÑÇ ÐÔ. 1998. ¹ 31. Ñò.3802.

4. Ïîñòàíîâëåíèå Ïðàâèòåëüñòâà ÐÔ îò 29 ìàðòà 2000 ã. ¹ 275 «Îá óòâåðæäåíèè Ïðàâèë ïåðåäà÷è äåòåé íà óñûíîâëåíèå (óäî÷åðåíèå) è îñóùåñòâëåíèÿ êîíòðîëÿ çà óñëîâèÿìè èõ æèçíè è âîñïèòàíèÿ â ñåìüÿõ óñûíîâèòåëåé íà òåððèòîðèè Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè è Ïðàâèë ïîñòàíîâêè íà ó÷åò êîíñóëüñêèìè ó÷ðåæäåíèÿìè Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè äåòåé, ÿâëÿþùèõñÿ ãðàæäàíàìè Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè è óñûíîâëåííûõ èíîñòðàííûìè ãðàæäàíàìè èëè ëèöàìè áåç ãðàæäàíñòâà» // ÑÇ ÐÔ. 2000. ¹15. Ñò.1590.

5. Àíäðååâ È.Â. Òåîðåòèêî-ïðàâîâûå îñíîâû êâàëèôèêàöèè ïðåñòóïëåíèé: Àâòîðåô. äèñ. êàíä. þðèä. íàóê. Îìñê, 2000.25 ñ.

6. Áûòêî Þ.È. Ïðåñòóïëåíèå è ïðåñòóïíîñòü: Ëåêöèÿ. Ñàðàòîâ, 1999. ñ.50

7. Åðøîâà Í.Ì. Ïðàâîâûå âîïðîñû âîñïèòàíèÿ äåòåé â ñåìüå. Ì., 1999.

8. Êèáàëüíèê Í. Íîâûå ïðåñòóïëåíèÿ ïðîòèâ ëè÷íîé ñâîáîäû // îññèéñêàÿ þñòèöèÿ. 2004. ¹ 4.

9. Êðàñèêîâ À.Í. Ïðåñòóïëåíèÿ ïðîòèâ ëè÷íîñòè: Ó÷åá. ïîñîáèå. Ñàðàòîâ, 1999. Êóðñ óãîëîâíîãî ïðàâà. Òîì 3. Îñîáåííàÿ ÷àñòü / Ïîä ðåä. Ã.Í. Áîðçåíêîâà. Ì.: Çåðöàëî. 2002.605ñ.

10. Ïóäîâî÷êèí Þ.Å. Íåêîòîðûå ïðîáëåìû ñîîòâåòñòâèÿ ÓÊ ÐÔ ìåæäóíàðîäíûì ñòàíäàðòàì â îáëàñòè îõðàíû ïðàâ ðåáåíêà // Ñåìåéíîå è æèëèùíîå ïðàâî. 2004. ¹ 3

11. Ìàêñèìîâ Ñ., Ñîóëÿí Ñ. Îá îòâåòñòâåííîñòè çà çàõâàò çàëîæíèêîâ è ïîõèùåíèå ÷åëîâåêà // Çàêîííîñòü. 2007. N 10. Ñ.43 — 46.

12. Ìèëåâñêèé À.È., Áîðîâèêîâ Â.Á. Íåçàêîííîå óñûíîâëåíèå êàê îäèí èç ôàêòîðîâ, ñïîñîáñòâóþùèõ ðàñïðîñòðàíåíèþ òîðãîâëè íåñîâåðøåííîëåòíèìè // Ñëåäîâàòåëü. 2007. ¹ 4. Ñ.37

13. Ïàðøóòêèí Â., Ëüâîâà Å. Îñîáåííîñòè ðàññìîòðåíèÿ ñóäàìè äåë îá óñûíîâëåíèè (óäî÷åðåíèè äåòåé èíîñòðàíöàìè) // Ðîññèéñêàÿ þñòèöèÿ. 2008. ¹ 11. Ñ.27-28.

14. Ïðåñòóïëåíèÿ ïðîòèâ ñåìüè è íåñîâåðøåííîëåòíèõ (óãîëîâíî-ïðàâîâîé àñïåêò): Ó÷åá. ïîñîáèå. Ì., 2006.

15. Ïóäîâî÷êèí Þ.Å. Óãîëîâíàÿ îòâåòñòâåííîñòü çà ïîäìåíó ðåáåíêà // Óãîëîâíîå ïðàâî. 2001. ¹ 3. Ñ.43

16. Ðîññèéñêîå óãîëîâíîå ïðàâî. Îñîáåííàÿ ÷àñòü / Ïîä ðåä.Â.Í. Êóäðÿâöåâà, À.Â. Íàóìîâà. Ì., 2008.

17. Ñîñòîÿíèå ïðåñòóïíîñòè â Ðîññèè. Ì.: ÃÈÀÖ ÌÂÄ Ðîññèè, 2007.382ñ.

18. Óãîëîâíîå ïðàâî Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè. Îñîáåííàÿ ÷àñòü: Ó÷åáíèê / ïîä ðåä.À.È. Ðàðîãà. Ì.: Þðèñòú, 2004.564ñ.

19. Óãîëîâíîå ïðàâî. Îñîáåííàÿ ÷àñòü: Ó÷åáíèê / Ïîä ðåä.Â.Í. Ïåòðàøåâà. Ì, 2008.

Ðàçìåùåíî íà Allbest.ru

Ïîäîáíûå äîêóìåíòû

  • Êëàññèôèêàöèÿ è ïðèçíàêè ïðåñòóïëåíèé ïðîòèâ íåñîâåðøåííîëåòíèõ. Ôîðìû âîâëå÷åíèÿ íåñîâåðøåííîëåòíåãî â ñîâåðøåíèå ïðåñòóïëåíèÿ è â àíòèîáùåñòâåííîå ïîâåäåíèå. Ïðåñòóïëåíèÿ ïðîòèâ ñåìüè: ïîäìåíà ðåáåíêà, óêëîíåíèå îò óïëàòû ñðåäñòâ íà ñîäåðæàíèå äåòåé.

    êóðñîâàÿ ðàáîòà [39,1 K], äîáàâëåí 21.03.2011

  • Çíàêîìñòâî ñ óãîëîâíî-ïðàâîâîé õàðàêòåðèñòèêîé ïîäìåíû ðåáåíêà â Êàçàõñòàíå è Ðîññèè. Àíàëèç ðàñïðîñòðàíåííûõ ïðåñòóïëåíèé ïðîòèâ ñåìüè è íåñîâåðøåííîëåòíèõ. Ïîäìåíà ðåáåíêà êàê ðåäêîå, íî ÷ðåçâû÷àéíî áîëåçíåííîå äëÿ ïîòåðïåâøåé ñòîðîíû ïðåñòóïëåíèå.

    äèïëîìíàÿ ðàáîòà [66,3 K], äîáàâëåí 24.04.2014

  • Îáùàÿ õàðàêòåðèñòèêà è ãåíåçèñ çàêîíîäàòåëüñòâà, îòâåòñòâåííîãî çà ïðåñòóïëåíèÿ ïðîòèâ ñåìüè è íåñîâåðøåííîëåòíèõ. Îñîáåííîñòè êâàëèôèêàöèè ïðåñòóïëåíèé â ýòîé îáëàñòè. Ýòàïû è ñïåöèôèêà îïðåäåëåíèÿ îòâåòñòâåííîñòè ðàçëè÷íûõ ëèö çà èõ ñîâåðøåíèå.

    êóðñîâàÿ ðàáîòà [31,6 K], äîáàâëåí 16.12.2014

  • Ïðåñòóïëåíèÿ ïðîòèâ æèçíè. Óìûøëåííîå ïðè÷èíåíèå òÿæêîãî âðåäà çäîðîâüþ. Ïðè÷èíåíèå ñìåðòè ïî íåîñòîðîæíîñòè. Óáèéñòâî èç êîðûñòíûõ ïîáóæäåíèé è ïî íàéìó. Äîâåäåíèå ëèöà äî ñàìîóáèéñòâà. Îòãðàíè÷åíèå óáèéñòâà èç êîðûñòíûõ ïîáóæäåíèé îò ðàçáîéíîãî.

    êóðñîâàÿ ðàáîòà [57,1 K], äîáàâëåí 04.01.2015

  • Óãîëîâíî–ïðàâîâîé àíàëèç è óãîëîâíàÿ îòâåòñòâåííîñòü çà óáèéñòâî ìàòåðüþ íîâîðîæäåííîãî ðåáåíêà. Õàðàêòåðèñòèêà îáúåêòèâíûõ è ñóáúåêòèâíûõ ïðèçíàêîâ ñîñòàâà ïðåñòóïëåíèÿ. Îòãðàíè÷åíèå óáèéñòâà ìàòåðüþ íîâîðîæäåííîãî ðåáåíêà îò äðóãèõ ïðåñòóïëåíèé.

    êóðñîâàÿ ðàáîòà [38,2 K], äîáàâëåí 16.04.2014

  • Èñòîðèÿ ðàçâèòèÿ çàêîíîäàòåëüñòâà î ïîñÿãàòåëüñòâàõ íà èíòåðåñû ñåìüè. Ìåñòî ïðåñòóïëåíèé ïðîòèâ ñåìüè â ñèñòåìå ïðåñòóïëåíèé ïðîòèâ ñåìüè è íåñîâåðøåííîëåòíèõ. Ïîñÿãàòåëüñòâî íà ïðàâî íåñîâåðøåííîëåòíåãî ïðîæèâàòü ñ ðîäèòåëÿìè è âîñïèòûâàòüñÿ â ñåìüå.

    äèïëîìíàÿ ðàáîòà [1,4 M], äîáàâëåí 28.07.2010

  • Ïîëèòè÷åñêèå ïðàâà è ñâîáîäû ãðàæäàí è ïîíÿòèå ïðåñòóïëåíèé ïðîòèâ íèõ. Ìîòèâû ñîâåðøåíèÿ ïðåñòóïëåíèÿ. Âîâëå÷åíèå íåñîâåðøåííîëåòíåãî â ñîâåðøåíèå ïðåñòóïëåíèÿ. Ïîíÿòèå ïðåñòóïëåíèé ïðîòèâ ñåìüè è íåñîâåðøåííîëåòíèõ. Ñïîñîáû ñîâåðøåíèÿ ïðåñòóïëåíèé.

    ðåôåðàò [20,8 K], äîáàâëåí 06.02.2010

  • Èñòîðèÿ ðàçâèòèÿ óãîëîâíîãî çàêîíîäàòåëüñòâà î ïðåñòóïëåíèÿõ ïðîòèâ îáùåñòâåííîé íðàâñòâåííîñòè. Îñîáåííîñòè, ïîíÿòèå è îáùàÿ õàðàêòåðèñòèêà ïðåñòóïëåíèé ïðîòèâ îáùåñòâåííîé íðàâñòâåííîñòè. Ðàçíîâèäíîñòè è àíàëèç ñîñòàâîâ ýòîãî òèïà ïðåñòóïëåíèé.

    êîíòðîëüíàÿ ðàáîòà [28,1 K], äîáàâëåí 20.01.2010

  • Èñòîðèÿ ðàçâèòèÿ ðîññèéñêîãî óãîëîâíîãî çàêîíîäàòåëüñòâà î ïðåñòóïëåíèÿõ ïðîòèâ ïîëîâîé íåïðèêîñíîâåííîñòè. Óãîëîâíàÿ îòâåòñòâåííîñòü çà ïîñÿãàòåëüñòâà íà ïîëîâóþ ñâîáîäó, ïîëîâóþ íåïðèêîñíîâåííîñòü, íðàâñòâåííîå è ôèçè÷åñêîå çäîðîâüå íåñîâåðøåííîëåòíèõ.

    êóðñîâàÿ ðàáîòà [43,9 K], äîáàâëåí 11.05.2012

  • Èñòîðèÿ ïðàâîâîãî ðåãóëèðîâàíèÿ ïðåñòóïëåíèé ïðîòèâ ñåìüè è íåñîâåðøåííîëåòíèõ. Îòâåòñòâåííîñòü ïî öåðêîâíîìó çàêîíîäàòåëüñòâó çà ïîñÿãàòåëüñòâà íà ñåìåéíûå îòíîøåíèÿ. Ïåòðîâñêèå Âîèíñêèå Àðòèêóëû. Âèäû ïðåñòóïëåíèé ïðîòèâ ñåìüè è íåñîâåðøåííîëåòíèõ.

    ðåôåðàò [21,9 K], äîáàâëåí 11.06.2010

Подмена ребенка история развития ребенка

  • ãëàâíàÿ
  • ðóáðèêè
  • ïî àëôàâèòó
  • âåðíóòüñÿ â íà÷àëî ñòðàíèöû
  • âåðíóòüñÿ ê íà÷àëó òåêñòà
  • âåðíóòüñÿ ê ïîäîáíûì ðàáîòàì

Источник

Оглавление 

    Обеспечение
безопасности личности от преступных
посягательств представляет одну из основных
обязанностей правового государства.
Конституцией Российской Федерации гарантируется
государственная защита прав и свобод
человека и гражданина (ст. 45).

    Осуществление
этой важнейшей государственной функции,
непосредственно связанной с обязанностью
государства признавать, соблюдать и защищать
права и свободы человека и гражданина
(ст. 2 Конституции РФ), требует создания
системы гарантий, включающей многообразные
организационные средства и правовые
формы решения этих задач. Сфера общественных
отношений, возникающих в процессе организации
и реализации государственной защиты
личности от угроз и посягательств преступников,
охватывает широкий круг правового регулирования,
осуществляемого правовыми системами
уголовного, уголовно-процессуального
и уголовно-исполнительного права. Системообразующим
в этом комплексе правовых связей и институтов
выступает широко понимаемое уголовно-правовое
воздействие, основным предметом, целью
и содержанием которого следует признать
уголовно-правовую защиту прав и интересов
личности потерпевших от преступных посягательств.

         Личная свобода 
человека составляет важнейшее благо,
нормальное условие развития личности
и общества. Всеобщая декларация прав
человека, утвержденная Генеральной Ассамблеей
ООН 10 декабря 1948 г., в ст. 3 и 4 провозгласила,
что каждый человек имеет право на свободу
и на личную неприкосновенность.1
В свою очередь право на свободу и личную
неприкосновенность гарантирует ст. 22
Конституции РФ.

   Приоритетная
охрана интересов ребенка признана международным
сообществом в качестве одного из основных
принципов современного права, получившего
нормативное закрепление в ст. 3 Конвенции
о правах ребенка (1989), который согласно
Конституции РФ является частью ее правовой
системы. Российский уголовный закон,
оформивший предписания относительно
охраны несовершеннолетних в самостоятельную
главу, обнаруживает высокую степень соответствия
требованиям международного сообщества
в части защиты прав ребенка.

Читайте также:  Нормы моторного развития ребенка до года

      Цель 
исследования: изучение нормативно-правового
регулирования ответственности за подмену
ребенка.

      Задачи 
исследования:

  1. Рассмотреть
    развитие законодательства об ответственности
    за преступление – подмену ребенка.
  2. Сформулировать
    и определить место преступления – подмена
    ребенка в системе преступлений против
    семьи.
  3. Изучить особенности
    состава преступления, связанного с подменой
    ребенка.

         Объект исследования:
общественные отношения, возникающие
в сфере регулирования уголовной ответственности
за преступления, связанные с подменой
ребенка, урегулированные нормами Уголовного
кодекса РФ.

     Предмет
исследования: нормы уголовного права,
регламентирующие уголовно-правовую характеристику
подмены ребенка.

1.
История развития российского
законодательства о
преступлениях,  связанных
с подменой ребенка

 
 В российском уголовном праве преступления
против интересов семьи, к которым и относится
подмена ребенка, рассматривалось в рядке
преступлений против свободы личности.
Похищение людей понималось как физический
захват личности в различных целях, по
свойству которых оно распадалось на работорговлю,
сокрытие или изменение происхождения
младенца и похищение женщин.

  Уже
римское право предусматривало в ряду
тяжких преступлений похищение людей,
понимая под ним обращение человека свободного
в состояние несвободы. Право каноническое
взглянуло на это деяние как на тяжкую
кражу. Из современных законодательств
французское и бельгийское не содержат
о нем особых постановлений, довольствуясь
общими постановлениями о заключении
и задержании; напротив, кодексы германской
семьи предусматривают его, под именем
Menschenraub, особо, как «квалифицированное
полное лишение свободы».

  У нас
еще в московском периоде под угрозою
наказаний запрещалась продажа людей
свободного состояния в несвободное и
продажа азиатам; Лондонский трактат 1840
г., подкрепленный Брюссельской конференцией
1889 г., прибавил сюда запрещение торга
неграми, так что в Своде законов, а затем
и в Уложении оказались предусмотренными
отдельно продажа в рабство и торг неграми.
Их закон помещает в ряду преступлений
против законов о состояниях, хотя несравненно
более важный и характерный признак их
составляет лишение свободы2.

     Продажа
в рабство с отменою крепостного 
права ограничивается умышленною продажею
или передачей лица, состоящего под покровительством
русских законов, азиатам или иным иноплеменным
народам. На Западе такое деяние уже стало
анахронизмом, у нас оно еще настоятельно
нуждалось в уголовном законе, и примеры
его бывали на восточных окраинах страны.

  Виновником
этого деяния может быть всякое лицо. Предметом
его признается свобода, как русских подданных,
так и иностранцев, на российской территории
пребывающих. Самое действие состоит в
умышленной продаже или передаче другого
лица азиатам или иным иноплеменникам.
Под продажей поэтому понимали не одно
лишь соглашение между продающим и покупающим,
а действительную, физическую передачу
человека или самим виновным, или его участниками;
след., деяние это непременно предполагает
похищение человека посредством насилия,
обмана или хитрости. Передан он должен
был быть в рабство или иное состояние
полной несвободы, которым обнимается
и отдача в гарем, что передача предполагается
в состояние полной несвободы, вытекает
из требуемого законом назначения ее азиатам
или иным иноплеменным, т.е. диким, нецивилизованным
народам. Передача народам цивилизованным
или в пределах собственного отечества,
хотя бы соединенная с ограничением свободы,
напр. в военную службу, упоминаемая германским
и финляндским (§ 193) законодательствами,
или в публичные дома (торг женщинами),
Уложением о наказании в период его действия
еще не предусматривается наказание —
срочная каторга (1410 Ул.).

  Торг
африканскими неграми и участие в нем
наказуемы как разбой на морях. По отношению
к этому деянию в российском праве того
времени замечаются две особенности: а)
оно весьма тяжко наказывает здесь и деятельность
приготовительную, арматорство, состоящее
в приготовлении и вооружении судна заведомо
для торга неграми; и б) оно устанавливает
конфискацию судов, употреблявшихся или
приготовленных для торга неграми (1411
Уложения).

     Похищение
женщин предусматривается особо — как 
деяние, весьма тяжкое для их целомудрия
и доброго имени или же нарушающее
права иных лиц по отношению к похищенной
(1529, 1530,. 1549, 1580, 1582 Улож.)3. Если деяние
направляется против благ самой похищаемой,
то оно наказуемо лишь при условии учинения
его против воли похищаемой, т.е. путем
насилия и обмана; при определении наказуемости
закон обращает внимание, с одной стороны,
на цель деятельности, различая: 1) похищение
для изнасилования (для непотребства,
по Уг. ул.), наказуемое как покушение на
изнасилование, но со значительным смягчением
кары при добровольном отказе от самого
изнасилования; 2) похищение для причинения
вреда доброму имени похищенной; и 3) похищение
для вступления с нею в брак. С другой стороны,
закон обращает внимание на то, похищена
ли девушка или замужняя женщина, а также
на последствия деятельности. Во-втором
случае похищение наказуемо как при учинении
его против воли похищенной, с теми же
различиями по цели и объекту, так и с согласия
похищенной, и притом последняя также
привлекается к ответственности по требованию
потерпевших — родителей, заступающих
их место или супруга. Финляндское уложение
говорит о похищении женщины для непотребства
или для вступления с нею в брак, учиненное
против ее воли или по ее воле, но без согласия
лица, разрешение которого требуется при
выходе замуж (§ 199 и 200).

  Дела
о лишении свободы, за исключением случаев
наибольшей тяжести, подлежат частному
порядку преследования.

  Похищение
детей также помещено законодательством
того времени в ряду посягательств против
прав состояния (1407-1409 Улож.). Однако, хотя
опасность сокрытия этим деянием истинного
происхождения ребенка здесь и встречается
часто, но не всегда, более устойчив другой
признак — лишение ребенка свободы вопреки
воле родителей или лиц, место их заступающих;
напротив, случаи, где посягательства
на это право нет, должны быть выделены
в группу преступлений против прав состояния
ребенка и не могут быть рассматриваемы
как посягательство на свободу4.

  Согласно
сказанному, субъектом этого деяния могут
быть все лица, кроме родителей и заступающих
их место; наше законодательство к похищению
относит и подмену детей, субъектом которого
могут быть и родители; ту же неточность
делает и Угол. уложение 1903 г. (ст. 502), хотя
похищение детей оно относит к посягательствам
против личной свободы.

Читайте также:  Индивидуальное и общее в развитии личности ребенка

  Предметом
посягательства должен быть ребенок. В
отношении возраста его имеет значение
руководящий взгляд на самое посягательство.
Если оно рассматривается как преступление
против прав состояния, то необходимо
ограничиваться возрастом нежным, пока
ребенок не сознает своего происхождения
и не может дать определительных указаний
о своих родителях; так, наше право говорит
о похищении и подмене «младенца»,
о задержании «дитяти» или «ребенка»,
что предполагает возраст не свыше 6-7 лет,
а в некоторых случаях и менее. Напротив,
при взгляде на это деяние как на посягательство
против свободы возраст может быть поставлен
выше: Уголовное уложение 1903 г. поднимает
его до 14 лет, а Финляндское уложение —
до 15 л. (§ 194).

  Со
стороны внутренней, деяние должно быть
умышленным. Наличность особой цели, или,
по выражению действующего законодательства,
намерения скрыть происхождение или состояние
ребенка, влияет только на наказуемость.

 В 
отношении способа деятельности 
посягательства против детей 
распадаются по русскому праву на
а) похищение детей, б) подмен их и в) самовольное
удержание.

  Похищение
есть физический захват ребенка из-под
охраны родителей или лиц, их заступающих,
вопреки их воле. Но деяние это может быть
учинено и одним из родителей, в случае
если он лишен своей родительской власти
над детьми. Похищение предполагает захват
ребенка в свое обладание навсегда, и от
него отличается самовольное взятие ребенка
на время, напр. на бал или для иной цели.
Оно предполагает физическое овладение
ребенком силою или хитростью, изъятие
его из охраны управомоченных на то лиц
вопреки их воле; воля же ребенка при этом
не имеет значения. Уголовное уложение
1903 г. к похищению приравнивает сокрытие5.
Действие должно быть умышленным, т.е.
виновный должен сознавать, что на ребенка
он не имеет права, и желать овладеть им
навсегда. По цели деятельности закон
различает похищение с намерением скрыть
истинное происхождение или состояние
ребенка и похищение без такого намерения.
В первом случае, более тяжко наказуемом,
необходимо намерение выдать ребенка
за происходящего от иной матери, скрыв
происхождение его от матери настоящей;
безразлично при этом, выигрывает ли ребенок
вследствие изменения или сокрытия его
происхождения или проигрывает или состояние
его не изменяется: предметом посягательства
становится не его личное право, а тот
общественный строй, в основании которого
лежит родопроисхождение.

  Подмен
детей есть умышленная замена младенца
одной матери младенцем другой. По самому
свойству деяния оно возможно лишь относительно
детей самого нежного возраста, когда
индивидуальные особенности не успели
еще выясниться. Подмена предполагает
деятельность над двумя младенцами; выдача
ребенка одной матери за ребенка другой
женщины, на самом деле не рожавшей и симулировавшей
беременность; этим понятием не обнимается
и нашим законодательством не предусмотрена.
Подмен младенца может быть или с согласия
и по желанию родителей его, или без такого
согласия. В первом случае, если согласие
было обоюдным, получается, собственно,
понятие обмена детей, признаваемого подменом
и наказуемого как таковой только при
намерении скрыть или изменить истинное
происхождение или состояние ребенка;
иными словами, здесь нет посягательства
на свободу, а есть посягательство на права
состояния. Во втором случае, а также, если
родители только одного младенца соглашались
на подмен, последний в отношении к родителям
соглашавшимся будет похищением детей,
наказуемым как при намерении скрыть истинное
происхождение младенца, так и без такого
намерения.

     Ст.
1409 Уложения предусматривает преступление,
хотя и отличающееся способом исполнения
от похищения, но имеющее вместе с 
тем большое с ним сходство.
Статья эта постановляет: кто заблудившееся,
неизвестное ему дитя оставит у себя, вместо
того чтобы довести об этом до сведения
местного начальства или полиции, то он
подвергается, смотря по продолжительности
задержания, денежному взысканию (в различных
размерах) и заключению в тюрьме. От похищения
это преступление отличается тем, что
виновный, совершая преступление, не прибегает
к грубым, насильственным средствам, он
не похищает ребенка, а только оставляет
его у себя. Но отношения, возникающие
в обоих случаях, совершенно одинаковы.
Ребенок находится вдали от забот семьи
до тех пор, пока он не будет ей возвращен,
и вследствие этого преступление, предусмотренное
ст. 1409, должно быть признано длящимся.
В этом убеждении поддерживает нас и самый
текст закона. Так, ст. 1409 устанавливает
различные сроки наказаний, сообразуясь
с тем, как долго «продолжалось» задержание.
На наказуемость этого преступления имеет
большое влияние тот факт, был ли заблудившийся
ребенок известен или неизвестен лицу,
его задержавшему. Последний случай Уложение
приравнивает, смотря по цели похищения,
с подменом ребенка.

     Подмен 
ребенка (suppositio partus), по мнению некоторых 
ученых, в римском праве был, наравне
с отцеубийством, признан преступлением,
не подлежащим действию давности. Подобное
воззрение имеет в настоящее время только
исторический интерес, и большинство современных
криминалистов причисляет подмен ребенка
к длящимся преступлениям. Гооребеке (стр.
71) делает по этому поводу весьма верное
замечание. Он говорит, «если подмен
ребенка совершен его родителями, то благодетельное
влияние давности не может на них простираться
до тех пор, пока они будут выдавать чужого
ребенка за своего собственного. Причина
этого кроется в том, что поддерживаемые
ими родственные отношения могут быть
рассматриваемы как действия, тесно связанные
с преступлением, как действия, в которых
оно постоянно воспроизводится. Но предположим,
что акушерка, без ведома родильницы, вместо
ее живого ребенка подложит мертвого.
Отношения, возникающие из этого преступления,
не придадут вине акушерки характера длящегося
преступления; они не отстранят течения
давности». Итак, подмен ребенка должен
быть признан длящимся преступлением
во всех случаях, когда он совершен родителями.
Течение давности может здесь начаться
только с момента восстановления прав
состояния подмененного ребенка, то есть
с момента возвращения его настоящим родителям.
Во всех же остальных случаях, то есть
когда подмен ребенка совершается без
ведома родителей, преступление это должно
быть признано простым. Оконченным его
следует считать с самого совершения подмена.

Источник