• Получайте новые задания от "Жирафенка" прямо на почту!Зарегистрируйтесь!
  • Меню сайта
    Главная » Рассказы для детей » Януш Корчак » Король Матиуш на необитаемом острове Глава 6

    Король Матиуш на необитаемом острове Глава 6

    Король Матиуш на необитаемом острове

    Глава 6

    Три дня провел Матиуш под гостеприимным кровом доброго стрелочника. Матиуш думал так: «Обнаружат, что я убежал, начнут меня искать. Бросятся в погоню, никому и в голову не придет, что я спокойно сижу под самым их носом».

    Когда началась первая война Матиуша, стрелочник вырыл под хлевом яму, чтобы в случае опасности можно было в ней укрыться. Там спрячется Матиуш в случае обыска. Но пока все тихо.

    Зашел, мимоходом, станционный курьер, сказал:

    — Какого-то заключенного вчера ночным поездом везли. Я видел в коридоре солдата.

    — Может, это был ординарец офицера?

    — Э, нет, он стоял с ружьем.

    — Может, ехал какой-нибудь иностранный посол?

    — А может…

    Жена стрелочника решила быть осторожной: ведь иногда беглого ищут открыто, а иногда тайно. Курьер был их хорошим знакомым, но кто знает, что у человека на уме.

    — Ох, дорогой наш король, — сказала, жена стрелочника. — Как нам теперь плохо без нашего короля. Кто хочет, тот управляет. Приказывать каждый готов, а жалования платить не хотят. Перед самой войной уже начались эти новые порядки. Велели детям водить машины, а взрослым ходить в школу. Говорили, что так приказал король Матиуш. И были такие глупцы, которые поверили. Я тогда еще говорила: «Что-то нехорошее затевается». Позавидовали сироте. В его правление шоколада было больше, чем теперь хлеба. Неужели опять все изменится? Я уважаю Матиуша и жду его.

    Ходит Матиуш по комнате, руки заложил за спину, брови нахмурил.

    Довольно. Сидит тут, ничего не делает, объедает бедных людей. Пора в дорогу.

    Хозяева уговаривали его побыть у них еще. Нет. Так он ничего не узнает, надо вернуться в столицу. Стрелочник принес от кума старую заплатанную одежду. Переоделся Матиуш, взял краюшку хлеба (сыр взять не захотел) и деньги, ровно столько, сколько надо на билет от соседней станции. Потому что на этой станции покупать билет он боялся.

    Безо всяких приключений прошел Матиуш пятнадцать миль, купил билет в вагон третьего класса и под вечер уже в столице. Надвинул из осторожности шапку на глаза, идет.

    — Эй, парень, поднеси мешок, заплачу.

    Еще бы, охотно. От мешка исходил такой запах, что у Матиуша слюнки потекли, — в нем были колбаса, сардельки, сосиски и солонина.

    — Только приехал?

    — Да… Вернее, вчера.

    — Город знаешь?

    — Знаю немного. Нет, не знаю: я только вчера приехал.

    — А издалека едешь-то?

    — Да, нет, не так уж… А в общем издалека…

    — Ну, живее, живее.

    Он погоняет, а у Матиуша руки немеют, голова кружится. Уже идут довольно долго, Матиуш то и дело останавливается.

    — Слушай, молодой человек, если ты думаешь, что убежишь от меня с этим мешком, то ты жестоко ошибаешься, Я не пентюх какой-нибудь, знаю вашего брата, и сегодня они приехали, и вчера, и издалека и не издалека, вертятся около вокзала, чтобы вещи поднести, а сами только и норовят улизнуть. Вас сразу видать, вон шапку-то как надвинул на глаза! Я ведь не всегда колбасой торговал. До этого я два года в полиции служил. Двигайся, да поживей.

    Матиуш глухо застонал и, не отвечая, продолжал нести свою ношу. Руки его одеревенели, но ноги шли сами.

    — Эй, господин Михал… Новость!

    Их остановил полицейский.

    — Откуда прибыли?

    — Ездил за товаром. А что за новость?

    — Короля Матиуша увезли. Только никому ни слова, понимаешь, это служебная тайна. Говорю тебе, как коллеге.

    — И как же? Нигде не объявили?

    — Боятся бунтов. Ох, жалеют люди Матиуша. И взрослые, и дети. Да только поздно! Не нужно было вывешивать белые флаги.

    Матиуш положил мешок и слушает.

    — Если бы он еще так лет пять нами правил, вы бы золото носили в мешке, а не колбасу.

    — А откуда вам известно, что его увезли?

    — Это мне сказал начальник тюремной стражи. Клю-Клю должны отослать к отцу, к этому, как его, Бум-Друму. Кажется, грустный король хочет отказаться от престола и добровольно уехать на необитаемый остров. А ты чего уши развесил? ~~ неожиданно резко повернулся он к Матиушу.

    — Это со мной паренек: мешок мой несет.

    — Ну ладно, тогда идите. Завтра после ночного дежурства у меня целый день свободный, я вас навещу. Ох, жалко Матиуша.

    — Увидишь, это еще не все. Матиуш еще вернется.

    — Только бы глупостей больше не делал. Ну, парень, пошли.

    Колбасник помог Матиушу взвалить мешок на плечи. И вот удивительно, Матиуш больше не чувствовал усталости, и мешок не казался ему тяжелым. Он шел бодро, как будто за плечами у него выросли крылья.

    Теперь он знал всё. Одно только его удивляло: почему его не ищут, почему никто не знает, что он бежал?

    — Стой ты, черт тебя побери. Смотри, как разошелся. Иди в ворота.

    От ворот две ступеньки вели в квартиру при лавке. Матиуш встал на ступеньку и упал бы, если бы его не поддержал колбасник, — он даже испугался, так бледен был Матиуш… Оперся о дверь, глаза закрыл, дрожит всем телом…

    — Что с тобой?

    — Я голоден, — прошептал Матиуш и потерял сознание.

    Уже в тюрьме стал Матиуш есть очень мало, откладывал на дорогу. У бедного стрелочника он стыдился взять лишний кусок. Потом пятнадцать верст пешком с краюшкой хлеба, а теперь вот мешок, пахнущий мясом. Тут и взрослый бы не выдержал. А еще тревога, боязнь погони, неожиданное известие, что страна о нем помнит, верит ему и ждет.

    Матиуша положили на диван.

    — На, выпей молока.

    Колбасник расстегнул пиджачок Матиуша, чтобы было легче дышать, и от нечего делать, так уж, по старой привычке полицейского, стал искать паспорт. Еще умрет мальчишка без всяких бумаг, от канители не убережешься. Нащупал фотографию, смотрит; покойная королева. И больше ничего.

    — Эй, малый, выпей молока. Ну, открой глаза!

    Матиуш быстро пришел в себя, ведь его закалила война. Он смутился и немного испугался, не сболтнул ли что, пока был в обмороке. Что-то уж очень странно смотрит на него колбасник…

    — Как тебя звать?

    — Янек.

    — Так вот, слушай, Янек. Я вижу, ты нежный. Руки у тебя белые, хотя и поцарапаны, и ногти сломаны. Врать хорошо не умеешь, это сразу видно. Чепуху мне на станции вкручивал. Ты голодный, измученный, хотя парень ты сильный. Никаких бумаг у тебя нет, только фотография королевы. Что все это значит?

    — Душно мне, — сказал Матиуш, — откройте окно.

    Пьет Матиуш молоко с булкой и чувствует, как к нему возвращаются силы. Но снова закрывает глаза, делает вид, что ослабел, а сам смотрит в сторону окна. На случай, если придется удирать.

    — Дай ему отдохнуть, — сказала жена колбасника. — Видишь ведь, ребенок еле дышит. Пускай выспится. Завтра будет время расспросить.

    — Нет, моя милая. Я два года в полиции служил. Уж ты меня не учи. Пускай он мне скажет…

    — Я тебе сама скажу: заткнись, понимаешь? Он в полиции служил, недотёпа! А почему теперь не служишь? Потому что выгнали. Другие уже состояние сколотили, а ты что? До смерти будешь колбасой торговать. Ну, давай, покажи, что ты привез.

    И начала вынимать из мешка товар, а Матиуш положил голову на стол и заснул.

    — Постыдился бы, дубина, такой тяжелый мешок на ребенка взваливать. Да еще зовут-то его как — Янек!

    Янеком звали ее сына, погибшего на последней войне.

    — Благородное должно быть дитя, если хранит фотографию королевы. Был бы шалопай, наверно, хранил бы фотографию Матиуша.

    Матиуш спал чутко. Сквозь сон он услышал свое имя, проснулся и прислушался.

    — С Матиушем простись, — сказал муж. — Его увезли на необитаемый остров.

    — Жалко, что раньше этого не сделали. Тогда бы наш Янек был жив. Ох, этот Матиуш, попался бы он мне…

    — Умный был король, отважный, смелый.

    — Да перестанешь ты или нет?

    — Не перестану. И что ты мне сделаешь?

    — Вот что я тебе сделаю!

    И как треснет его по лбу колбасой, да так, что она надвое сломалась.

    Как видно, супруги жили не в добром согласии. И так было всюду: если муж любил Матиуша, жена его проклинала. Если брат хвалил Матиуша, сестра его высмеивала. А сколько было драк в школах, трудно сосчитать.

    Пришлось префекту полиции отдать приказ, что в театрах, садах, школах, вообще во всех публичных местах запрещается упоминать имя Матиуша. За нарушение штраф или три дня тюрьмы.

    Благодаря этому запрету, о Матиуше стали говорить еще больше. Потому что так уж устроен человек — приятней всего ему говорить и делать то, что запрещено.


    Если Вам у нас понравилось - поделитесь со своими друзьями в социальных сетях!


    Для тренировки логического мышления рекомендуем Вам поиграть в увлекательную игру "Поймай кота"

    Не забудьте зарегистрироватьсячтобы получать новости и обновления сайта прямо на почту.

    С уважением, Жирафенок!


    Оставить комментарий

    ;-) :| :yes: :x :twisted: :thank_you: :swimming: :surprise: :sun: :study: :snitch: :sms: :smile: :singing: :shock: :secret: :scenic: :say_nothing: :sad: :rose: :roll: :reading: :razz: :raining: :oops: :o :no: :mrgreen: :morning: :lol: :laughting: :kiss: :idea: :idea1: :hello: :happy_birthsday: :grin: :google: :good: :football: :flowers: :exercises: :evil: :cry: :creation: :cool: :control: :arrow: :Thank_You: :???: :?: :!:

    Поиск по сайту
    Связаться с нами

    Ваше имя*

    Электронная почта*

    Тема сообщения

    Текст сообщения:

    Яндекс.Метрика