• Получайте новые задания от "Жирафенка" прямо на почту!Зарегистрируйтесь!
  • Меню сайта
    Главная » Рассказы для детей » Януш Корчак » Кайтусь-чародей Глава 6

    Кайтусь-чародей Глава 6

    Кайтусь-чародей

    Глава 6

    Без волшебства приятней. Прошёл месяц. В лес. Заблудился. Гроза. Температура и бред. В больнице.

    Идёт Кайтусь. Весело насвистывает.

    Давно ужо ему не было так легко, как сейчас.

    — Месяц проживу без хлопот, а заодно подумаю и составлю план, чтобы больше не делать глупостей.

    Надо как-то по-другому.

    Вбегает он домой, маму целует. Да не один раз, а много-много.

    — Хватит, Антось! С чего это такие нежности?

    К бабушке пристаёт:

    — Бабушка, потанцуй со мной!

    — Что это тебе в голову взбрело?

    — Ничего. Есть хочется.

    — А раз хочется есть, надо не танцевать, а попросить. На, ешь на здоровье. Лекарство, которое доктор прописал, принял?

    — Да ну его! Глупости это.

    — Перестань капризничать. Смотри, как ты повеселел, аппетит к тебе вернулся…

    Поел Антось.

    На дом задали мало, и он вышел во двор.

    — А мы уж думали, — говорят ребята, — что ты гордый стал.

    — Ничего я не гордый.

    — Чего ж тогда во двор не выходил?

    — Башмаки прохудились, — ответил Антось и тут же подумал: «Теперь буду меньше врать».

    Игра прошла просто замечательно. Ни разу никто не помешал.

    А вечером Антось разговаривал за чаем. Потом сыграл с папой в шашки.

    Спать лёг поздно вечером.

    По привычке сунул под подушку руку. Кошелька не было, да к тому же что-то ещё и в палец укололо.

    «Может, веретено?» — подумал Антось, высасывая из пальца кровь; ему вспомнилась сказка про спящую красавицу.

    Однако заснул он не на сто лет, а всего лишь на ночь. Проснулся бодрый. На пальце ни следа укола.

    По дороге в школу Антось решил проверить, осталась ли у него хоть капелька волшебной силы.

    «Пусть у этого франта отлетят все пуговицы и упадут брюки».

    Тут же одна пуговица отлетела и покатилась по тротуару.

    «Пусть у полицейского улетит шапка».

    Шапка чуть подпрыгнула на голове, но не упала.

    «Власть осталась и через месяц возвратится».

    Вечером Антось подсчитал на листке, сколько раз ему удалось волшебство: отдельно дома, в школе, на улице. Отдельно написал серьёзные случаи, отдельно всякую мелочь. Все сомнительные случаи отбросил.

    «Их считать не буду. Может, мне просто показалось».

    А дело всё в том, что он забыл, что было раньше, что позже. Да и плохо помнил, как всё происходило.

    «Может быть, чародей имеет право проявить свою волшебную силу только девять, или тринадцать, или семь раз в месяц? А может, волшебство удаётся только в понедельник или в пятницу?»

    Да, жаль, что он не записывал тайными знаками, чтобы никто, даже если и найдёт листок, не мог помять.

    В сказках говорятся, что у чародеев всегда есть ученики. Так-то, ясное дело, легче.

    Но Кайтусь и без учителя справится.

    Только слабакам нравится то, что легко.

    Самое интересное, когда трудно!

    Да и Краков не сразу строился, как говорит пословица.

    Даже на столяра или инженера нужно долго учиться, а чародейская наука посложней будет.

    Ему и так уже многое удалось, хоть он и молодой и неопытный, хоть всё постигает сам, без наставника.

    Да, сам!

    А с кем посоветуешься?

    Рассказать по секрету кому-нибудь в классе? Так тот сразу неё разболтает. Или попросит что-нибудь сколдовать, а если не удастся, обсмеёт и скажет, что всё враки. А то пристанет: «Покажи… Научи…»

    Учительнице, что ли, рассказать?

    Так она же не верит, говорит, что никакого волшебства не бывает. Ей и в голову не придёт, что нюхала она волшебную розу.

    Дома признаться?

    Тоже нет.

    Родители либо не поверят, либо запретят, либо начнут диктовать, что можно, а что нельзя. Да и что они могут посоветовать, когда сами ничего не знают.

    Вот, тайну нельзя выдавать.

    К тому же у него тьма времени. Целый месяц. Он проверит каждое волшебство в отдельности и извлечёт из него науку на будущее.

     

    Кайтусю снился сон.

    Снилось, что сидит он в глубоком клеёнчатом кресле. Снилось, что на голове у него высокий колпак алхимика, а на шее красный галстук в зелёный горошек. Сидит он за столом. А на столе чёрный кот, сова, череп и та штуковина, которую на памятнике держит Коперник{6}.

    А ещё книги. Толстые, тяжеленные книги.

    Кайтусь как-то видел на витрине старинную книгу в жёлтом кожаном переплете, которая закрывается на защёлку.

    Он вошёл в магазин, хотел посмотреть её и спросить, сколько стоит. Но продавец отказался снять книгу с витрины.

    — Она очень дорогая. Тебе не по карману.

    Видел Кайтусь в магазине и разные таинственные книжки: «Египетский сонник», «Каббала», «Сила воли», «Чернокнижник Боско».

    Неинтересно это. Деньги только выманивают. Дурят людей.

    Что бы это была за наука, если бы каждый мог купить, прочесть и всё знать?

    Надо научиться с умом использовать чары. Обдуманно, с пользой, короче, чтобы не бесцельно.

    А то что же получается? Хлопот много, проку мало.

    Перочинный ножик у него утащили. Часы исчезли и больше не появились.

    А из-за тех двух злотых чуть вором его не ославили: учительница так на него посмотрела, с таким подозрением, с таким недоверием.

    На деньги, добытые волшебством, Кайтусь всего один разок сходил в кино, но картина, как назло, оказалась страшно скучная. Уйти, не досмотрев, было жалко, и он сидел, как дурак, в тёмном душном зале.

    Из всего у него остались только мелки.

    Нет, теперь всё будет по-другому.

    Кайтусь может подождать — и не месяц, а целый год. А вдруг он просто слишком маленький и потому не знает, на что имеет право, что удастся и что из этого произойдёт.

    В прошлом году учитель велел посадить горох и фасоль и записывать, какие будут происходить с растениями изменения.

    А Кайтусю невтерпёж было: слишком долго приходилось ждать. Ему хотелось, чтобы росток, почка, листик, корешок, стебелёк — всё сразу было.

    А потом Кайтусь посадил сам для себя. И так приятно было заранее знать, что произойдёт завтра.

    Вот так же нужно исследовать и записывать каждое волшебство. И не только волшебство.

    Кайтусь купил тетрадку. Надписал её: ДНЕВНИК.

    Записал: «Вторник. Была контрольная по арифметике. Вышла. Решил».

    Причём решил одним из первых. И без всякого волшебства. Так даже приятнее.

    Ещё записал: «Суббота. Заработал сорок грошей».

    А было это так.

    Идёт Кайтусь по рынку, а навстречу старушка с корзиной. Она попросила:

    — Помоги мне, мальчик, донести корзину до дома.

    — Я и не такие корзины носил, — хвастливо заявил Кайтусь.

    — А корзина большая, тяжёлая.

    Взял её Кайтусь, несёт. Устали руки.

    — Далеко ещё?

    — Да нет, рядышком.

    — Рядышком, да не слишком. Без корзины, может быть, и близко, а с такой тяжестью очень даже далеко.

    Останавливается Кайтусь. Берёт корзину в другую руку.

    — Давай помогу, — предлагает старушка.

    — Обойдусь, — буркнул Кайтусь.

    Бабушке корзинки он носил, так что справится и теперь.

    Наконец-то пришли. Кайтусь собирается уходить, думает, что просто оказал услугу, а старушка протягивает деньги:

    — Вот возьми за труды на конфеты.

    — Что вы, не надо!

    — Возьми, возьми, а то я обижусь. Ты их честно заработал. Спасибо за помощь.

    Пришлось Кайтусю взять эти сорок грошей.

    «Не стану их тратить, — решил он. — Заработанные. Сохраню на память».

    И очень ему приятно, что это его собственные деньги и он знает, за что и от кого их получил.

    А вот ещё запись в дневнике: «Нуж. т. Кость. Ещё б. и бан.».

    Никто и не поймёт, даже если и прочитает. Никто, кроме Кайтуся.

    А дело вот в чём: Кайтусю нужен тайник. Нужно найти уединённое место, чтобы он там мог вдали от людей заниматься волшебством. Там у него будут банки с мазями, исцеляющими раны, и бутылки с эликсиром жизни.

    Вместо черепа он пока что положит кость лошадиную нижнюю челюсть с белыми зубами.

    Кайтусь нашёл её в песке над Вислой и притащил домой.

    — Зачем тебе эти бутылки и кость? — спрашивает бабушка. — У тебя и так полно всякой дряни.

    — Пригодится, — отвечает Кайтусь.

    Взрослые думают, будто всё, что им неинтересно, это глупости, а всё, что нельзя купить и продать, дрянь и мусор.

     

    Прошло две недели. Кайтусь был в страшном нетерпении. Представьте себе: если уж все жадно ждут праздников или там дня рождения, то каково чародею в отпуске?

    Вдобавок плохо пошли дела дома и в школе.

    Кайтусь даже разозлился — на себя и на свою дурацкую проделку с трамваем. Но больше всего на школу. А всё потому, что был он дежурным и не хотел пускать ребят в класс. Они жмут дверную ручку вниз, а он — вверх.

    За дверями целая толпа.

    Ручка-то ведь железная. Так что кто мог предвидеть? А она вдруг — тррах! — и сломалась.

    Учитель раскричался:

    — Опять начинаешь свои фокусы! Всё портишь, ломаешь. Смотри: стены заляпаны, парты все изрезаны. В хлеву хочешь учиться?

    Так уж всегда ведётся: если озорник перестанет шалить, а потом у него что-нибудь случится, так всё сразу на него валят.

    Вот и получается: папе нужно заплатить за ручку, а тут ещё Кайтусь на переменке подрался, а на уроке ему несправедливо оценку снизили.

    Это его окончательно взбесило. Какое отношение имеет поведение к учёбе? Если человек знает, то ему должны ставить хорошую отметку. Шалун может хорошо учиться, а послушный может быть лентяем или неспособным. Чего ради тогда заниматься, если смотрят только, как ведёшь себя?

    Воспитательница как раз была больна, и учитель послал за отцом.

    А у отца свои неприятности: бабушка хворает, а он работает лишь три дня в неделю, так что зарабатывает мало, да и платят с опозданием.

    «Погодите, — думает Кайтусь, — скоро месяц кончится. Вот только доберусь до волшебства, сразу школа полетит к людоедам, а учителя превращу в крысу и буду кормить двойками. Насыплю в мисочку двоек и — кушайте, господин учитель, приятного аппетита!»

    Кайтусь боялся, что отец рассердится.

    Оказалось, нет. Он только обнял Кайтуся, поцеловал в голову и грустно так произнёс:

    — Ты уж, Антось, постарайся. Я понимаю, что тебе трудно.

    И тогда Кайтусь записал в дневнике: «Я решил:

    1.  Не шутить. Не паясничать.

    2.  Не драться.

    3.  Не носиться с ребятами.

    4. Всегда; делать уроки.

    5. Много читать».

    Кайтусь читает. А в доме худо. То мама больна, то бабушка.

    И вот наконец наступил последний день месяца. Совсем неожиданно.

    Завтра к нему вернётся чародейская власть. С чего начать? Кроме бутылок и баночек, он ведь ничего не приготовил.

    После пяти уроков вернулся Кайтусь домой. Обедать не стал — папе больше достанется.

    Пошёл на Вислу. Перешёл через мост.

    А день парный.

    «Поеду за город», решил Кайтусь.

    Прицепился он на колбасу трамвая. Проехал пять остановок — согнал кондуктор.

    Прошёл Кайтусь немножко. Потом опять проехал на колбасе, но уже другого трамвая. Потом пешком по шоссе, потом просёлком и в берёзовый лесок.

    Кругом берёзы, берёзы, потом дубы, сосны, опять дубы.

    Кайтусь даже не думает, что надо домой. Углубляется всё дальше в лес. Словно его что-то тянет.

    Наконец устал. Есть хочется. Присел Кайтусь на пенёк, потом лёг на траву. Смотрит сквозь ветви на небо. Расстегнул курточку.

    Тишина кругом.

    Кайтусь и заснул.

    Сон ему приснился нехороший: будто за ним погоня — он убегает, а ему вслед пускают ядовитые газы. В горле дерёт. Голова болит.

    Холодно!

    Открыл Кайтусь глаза. Ничего не понимает, осматривается. Ах, да, он же в лесу. Глянул вверх: вершины деревьев раскачиваются. Зловещий шум. Ветер. И темно.

    Вдруг раздался выстрел. Нет, не выстрел — гром. И сразу дождь. Тяжёлые крупные капли.

    И опять молния и гром. Гроза. Гроза в лесу.

    Кайтусь мигом пришёл а себя. Вскочил и побежал.

    К шоссе! К трамваю!

    Только в какую сторону бежать? Неизвестно.

    Заблудился он. Плохо дело.

    Бежит Кайтусь. Но куда? А, всё равно. И снова гром.

    Кепка насквозь промокла, с козырька струйкой льётся вода. Одежда всё тяжелей и тяжелей. В ботинках хлюпает.

    А вдруг это западня? Вот так же заблудившийся Мадей подписал договор с чёртом и продал ему душу.

    Почудилось Кайтусю, будто за деревом кто-то прячется. Он замер. Нет, это куст. Помчался Кайтусь дальше.

    Лес вроде кончился, но нет ни шоссе, ни придорожной канавы. Одни только унылые пни срубленных деревьев.

    Тут он поскользнулся и упал. Едва встал. Повернул влево.

    Вдалеке замаячил огонёк.

    Может быть, хата, может, волчьи глаза, а может, вертеп чародея, который заманил его в лес, усыпил, навёл грозу и теперь манит этим огоньком?

    А искорка загорается и гаснет, то она одна, то их две, то приближается, то отдаляется.

    Нашёл наконец Кайтусь дорогу. На ней следы тележных колёс. Ноги вязнут, грязь липнет к ботинкам.

    И тут услышал он голос. Голос бабушки:

    — Антось! Антось!

    Застыл Кайтусь на месте. Прислушивается. Нет, почудилось.

    Деревянный мостик. А вдруг он подломится? Свалится Кайтусь в воду, и утянет его русалка в омут.

    Вдруг выплыл на небо месяц. Кайтусь увидел утопленника и как припустил, даже глаза зажмурил.

    Сил уже нету.

    Опёрся Кайтусь о столб. Ноги подогнулись у него, и упал он на землю. Лежит. Ждёт.

    И тут послышался стук колёс. Кто это — друг или враг, поможет или убьёт?

    Всё равно. Раньше было холодно, а теперь жарко. Закашлялся Кайтусь. Грудь болит.

    — Мама! — простонал Кайтусь.

    — Эй, кто там? Ты откуда? Кто такой?

    — Не убивай! — умоляет Кайтусь. — Я тебе дам барана с золотым руном.

    А тот ещё что-то спрашивает, но Кайтусь не отвечает. Только чувствует: подняли его сильные руки. И вот он уже лежит на чём-то мягком. Нет сил открыть глаза. И ощущение, будто всё качается и плывёт.

    — Н-но!

    Кайтусь то проснётся, то задремлет снова.

    И вдруг он закричал и сел.

    — Не вставай, а то свалишься с повозки.

     

    Проснулся Кайтусь в чужом доме. Он лежит на лавке.

    — На, попей.

    Кайтусь жадно глотает тёплый, приятный напиток.

    А люди рядом что-то говорят, спрашивают о чём-то. Кайтусь слышит, но не отвечает. Он страшно устал.

    — Что же будем делать с ним? — говорит женский голос.

    — Свезу в больницу. Может, утром что-нибудь скажет.

    — А ну, как ночью умрёт?

    — Типун тебе на язык!

    — Ох, какая неприятность.

    — Так что ж, в поле нужно было его оставить?

    — Да ты что! Разве я такое говорила?

    Снова проснулся Кайтусь, чувствует: одевают его. Одежда противная, жёсткая. Кайтусь сопротивляется, отталкивает руки. Ему бы только лежать, только бы его не беспокоили.

    — Давай быстрей! Поедем к тебе домой.

    — Ой, голова болит. Не надо. Хватит, — бормочет Кайтусь.

    Вынесли его. Снова поехали.

    Кайтусь наконец открыл глаза. Видит высокие дома. Видит полицейского.

    — Где ты живёшь? Как тебя зовут?

    Хочет Кайтусь улыбнуться, но не может.

    И снова его везут. Снимают. Несут. Кладут. Снова раздевают и одевают. Как же его мучают эти чародеи!

    Опять открыл Кайтусь глаза. Но теперь уже увидел не дома и полицейских, а белую комнату и женщину в белом халате.

    — Ты фея? — спрашивает Кайтусь.

    — Да, фея.

    — Какая белая, чистая.

    — Да, белая, чистая. Спи.

    — А гномы?

    — Тоже здесь. Как тебя зовут?

    — Не знаю.

    Никак его не зовут. Всё равно как. Он лежит в белой постели. Ему хорошо тепло, даже жарко.

    Закашлялся Кайтусь.

    — Больно!

    — Пришёл в себя, — говорит медицинская сестра.

    — Ну, говори, зачем убежал из дому? — спрашивает доктор.

    Кайтусь повернулся к нему спиной и с головой накрылся одеялом. Не нравится ему этот врач, что выстукивает его и слушает через трубочки.

    — Скажи, что ты делал ночью в канаве? Какой волшебник туда тебя занёс?

    Доктор силой посадил Кайтуся. И тут вдруг в палату входит папа…

    — Антось, что с тобой приключилось?

    А Кайтусь не понимает, наяву он видит папу или ему опять чудится.

    Он даже не слушает, о чём говорят папа и доктор. Хорошо, что отвязались от него.

    — Я хотел бы забрать его домой, — говорит папа. — Он у меня единственный. Болезнь очень тяжёлая?

    И опять папин голос:

    — Возьму такси и осторожно повезу. Очень вас прошу!

    — Вот вы так заботитесь о нём, — говорит доктор, — а он из дому сбежал. Видно, что-нибудь натворил и ему причиталась порка?

    — Что вы, я мальчика не бью. Наверно, его мальчишки подговорили. Сынок, ты убежал, да?

    Кайтусь дрожащей рукой гладит папу по лицу.

    — Воды!

    Напился Кайтусь.

    — Хочешь тут остаться?

    Кайтусь не знает, что ответить. Он думает только об одном: почему папа такой небритый.

    — Три дня! — изумился Кайтусь и шёпотом повторяет: —Три дня, три дня.

    — Что всё это означает?

    — Кого в канаве нашли? Кто нашёл?


    Если Вам у нас понравилось - поделитесь со своими друзьями в социальных сетях!


    Для тренировки логического мышления рекомендуем Вам поиграть в увлекательную игру "Поймай кота"

    Не забудьте зарегистрироватьсячтобы получать новости и обновления сайта прямо на почту.

    С уважением, Жирафенок!


    Оставить комментарий

    ;-) :| :yes: :x :twisted: :thank_you: :swimming: :surprise: :sun: :study: :snitch: :sms: :smile: :singing: :shock: :secret: :scenic: :say_nothing: :sad: :rose: :roll: :reading: :razz: :raining: :oops: :o :no: :mrgreen: :morning: :lol: :laughting: :kiss: :idea: :idea1: :hello: :happy_birthsday: :grin: :google: :good: :football: :flowers: :exercises: :evil: :cry: :creation: :cool: :control: :arrow: :Thank_You: :???: :?: :!:

    Поиск по сайту
    Связаться с нами

    Ваше имя*

    Электронная почта*

    Тема сообщения

    Текст сообщения:

    Яндекс.Метрика