• Получайте новые задания от "Жирафенка" прямо на почту!Зарегистрируйтесь!
  • Меню сайта

    Отлёт

    Отлёт

    Врал Незнайка! На самом деле ему очень хотелось полететь на Луну. Его не оставляла надежда, что Знайка как нибудь позабудет о том, что случилось, и не станет приводить в исполнение свою угрозу. Однако он напрасно надеялся. Знайка ничего не забыл. Через некоторое время назначен был день отлёта, и Знайка составил список коротышек, которые должны были лететь на Луну. Как и следовало ожидать, в этом списке Незнайки не было. В нём не было также Пончика и некоторых других коротышек, которые плохо переносили состояние невесомости.
    Незнайка, как говорится, был убит горем. Он ни с кем не хотел разговаривать. Улыбка исчезла с его лица. У него пропал аппетит. Ночью он ни на минуту не мог заснуть, а на следующий день ходил такой скучный, что на него было жалко смотреть.
    — Нельзя ли всё таки простить Незнайку? — сказала Знайке Селёдочка. По моему, он больше не будет шалить. Притом он так хорошо переносит состояние невесомости. Для него это будет слишком сильное наказание.
    — Это не наказание, а мера предосторожности, — строго ответил Знайка. — Путешествие на Луну — не увеселительная прогулка. В это путешествие должны отправиться лишь самые умные и самые дисциплинированные коротышки. Незнайка очень хорошо переносит состояние невесомости, но зато состояние его умственных способностей оставляет покуда желать много лучшего. От своей недисциплинированности Незнайка и сам пострадает, и других подведёт. А космос не такая вещь, с которой можно шутить. Пусть лучше Незнайка подождёт до следующего раза, а за это время постарается поумнеть. Это моё последнее слово!
    Услышав такой категорический ответ. Селёдочка больше не возобновляла этого разговора.
    Со временем Незнайка понемножечку успокоился и уже не убивался, как прежде. Аппетит вернулся к нему. Сон тоже улучшился. Вместе с другими коротышками Незнайка приходил в Космический городок, наблюдал, как производятся испытания ракеты, как тренируются путешественники перед отправлением в космос, слушал лекции Фуксии и Селёдочки о Луне, о межпланетных полётах. Казалось, что он совершенно примирился со своей участью и уже не мечтает о путешествии на Луну. Даже характер у Незнайки как будто переменился. Самые наблюдательные коротышки замечали, что Незнайка стал часто о чём то задумываться. Когда у него бывали припадки задумчивости, на лице появлялась какая то мечтательная улыбка, словно Незнайка чему то радовался. Никто, однако ж, не мог догадаться, что его настраивало на такой радостный лад.
    Однажды Незнайка встретил Пончика и сказал:
    — Слушай, Пончик, теперь мы с тобой товарищи по несчастью.
    — По какому несчастью? — не понял Пончик.
    — Ну, тебя ведь не берут на Луну, и меня тоже.
    — Мне нельзя на Луну. Я слишком тяжёленький. Ракета не поднимет меня, — сказал Пончик.
    — Глупости! — ответил Незнайка. — Все, кто полетит в ракете, будут в состоянии невесомости, так что для ракеты все равно, тяжёленький ты или не тяжёленький. Никто ничего не будет весить. Понял?
    — Почему же тогда меня не берут? Это несправедливо! — воскликнул Пончик.
    — Ещё как несправедливо! — подхватил Незнайка. — Так несправедливо, что и сказать нельзя. Мы с тобой должны исправить эту несправедливость.
    — Как же её исправить?
    — Ночью, накануне отлёта, мы залезем в ракету и спрячемся. А утром, когда ракета улетит в космическое пространство, мы вылезем. Не станут же из за нас возвращать ракету обратно.
    — А разве можно делать такие вещи? — спросил Пончик.
    — Почему же нельзя? Вот чудак! Самое главное, понимаешь, — это чтоб нас не успели высадить, пока мы находимся на Земле. А в космосе уж не высадят, можешь не беспокоиться.
    — А где мы спрячемся?
    — В пищевом отсеке. Там очень удобно и разных продуктов масса.
    — Масса продуктов — это хорошо! — сказал Пончик. — Но ведь ракета рассчитана на сорок восемь путешественников.
    — Чепуха! — сказал Незнайка. — Где это видано, чтоб было сорок восемь путешественников. Что это за цифра такая, подумай сам. Для ровного счета надо, чтоб было пятьдесят. А где поместится сорок восемь, туда влезет и пятьдесят. Потом, нам ведь с тобой не надо места в каюте: мы будем сидеть в пищевом отсеке. В тесноте, как говорится, да не в обиде.
    — А ты точно знаешь, что в пищевом отсеке продукты есть? — спросил Пончик.
    — Своими глазами видел, вот не сойти с места! — поклялся Незнайка. Я, брат, ракету всю вдоль и поперёк изучил. Все, что хочешь, с закрытыми глазами найду.
    — Ну что ж, тогда ладно, — согласился Пончик.
    Вечером, накануне назначенного для отлёта дня, Незнайка и Пончик не легли спать. Дождавшись, когда все коротышки уснут, они выбрались потихоньку из дома и отправились в Космический городок. Ночь была тёмная, и у Пончика мороз подирал по коже от страха. При мысли, что он скоро унесётся в космическое пространство, душа у него уходила, как говорится, в пятки. Он уже раскаивался, что ввязался в такое опасное предприятие, однако стыдился признаться Незнайке, что струсил.
    Было уже совсем поздно, когда Незнайка и Пончик добрались до Космического городка. Взошла Луна, и вокруг стало светлей. Прокравшись мимо домов, наши друзья очутились на краю круглой площади, в центре которой возвышалась космическая ракета. Она поблёскивала своими стальными боками в голубоватом свете Луны, а Незнайке и Пончику казалось, что ракета светится сама собой, словно была сделана из какого то светящегося металла. В её очертаниях было что то смелое и стремительное, неудержимо рвущееся кверху: казалось, что ракета вот вот сорвётся со своего места и полетит ввысь.
    Стараясь проскользнуть незамеченными. Незнайка и Пончик пригнулись к земле и в таком скрюченном виде пересекли площадь. Очутившись возле ракеты, Незнайка нажал пальцем кнопку, которая имелась в её хвостовой части. Бесшумно открылась дверца, и к ногам путешественников опустилась небольшая металлическая лестничка. Увидев, что Пончик медлит, Незнайка взял его за руку. Они вместе поднялись по ступенькам и вошли в так называемую шлюзовую камеру. Это была как бы небольшая комнатка с двумя герметически закрывающимися дверями. Одна дверь, через которую вошли Незнайка и Пончик, вела наружу, другая вела внутрь космического корабля.
    Как только друзья вошли в шлюзовую камеру, наружная дверь автоматически закрылась. Пончик увидел, что путь к отступлению отрезан, и от испуга у него все похолодело внутри. Он хотел что то сказать, но язык словно одеревенел во рту, а голова стала как пустое ведро. Он уже сам не понимал, о чём думал, и не знал, думал ли он о чем нибудь вообще. В голове у него почему то всё время вертелись слова песенки, которую он слышал когда то: «Прощай, любимая берёза! Прощай, дорогая сосна!» От этих слов ему стало как то обидно и грустно до слёз.
    Незнайка между тем нажал кнопку у второй двери. Дверь так же бесшумно открылась. Незнайка решительно шагнул в неё. Пончик машинально шагнул за ним.
    — Прощай, любимая берёза! — угрюмо пробормотал он. — Вот тебе и весь сказ!
    Раздался щелчок. Вторая дверь захлопнулась так же плотно, как первая. Она словно непроходимой стеной отгородила наших путешественников от внешнего мира, от всего, с чем они были до сих пор связаны.
    — Вот тебе и весь сказ, — ещё раз повторил Пончик и почесал рукой за ухом.
    Незнайка в это время уже открыл дверцы лифта и, дёрнув Пончика за рукав, сказал:
    — Ну иди! Почесаться ещё успеешь!
    Пончик безмолвно залез в кабину лифта. Он был бледный, как привидение. С мерным журчанием кабина начала подниматься кверху. Когда она поднялась на нужную высоту, Незнайка вышел из неё и сказал:
    — Ну, вылезай! Что ты там как неживой все равно?
    Пончик вылез из лифта и увидел, что очутился в узеньком, кривом коридорчике, который как бы кольцом огибал шахту лифта. Пройдя по коридорчику, Незнайка остановился у круглой металлической дверцы, которая напоминала дверцу пароходной топки.
    — Вот он. Здесь пищевой отсек, — сказал Незнайка.
    Он нажал кнопку. Дверь растворилась, словно разинула пасть. Незнайка полез в эту пасть, нащупывая в темноте ногами ступеньки. Очутившись на дне отсека, он отыскал на стене выключатель и включил свет.
    — Ну, давай спускайся сюда скорее! — крикнул он Пончику.
    Пончик полез вниз. От страха у него затряслись поджилки, поэтому он оступился и скатился по ступенькам прямо в отсек. Он, правда, не очень ушибся, так как в отсеке все — и стены, и дно, и даже ступеньки были оклеены мягкой эластопластмассой. Внутри ракеты все помещения были оклеены такой пластмассой. Это было сделано для того, чтобы кто нибудь не ушибся нечаянно, попав в состояние невесомости.
    Увидев, что падение не причинило Пончику никакого вреда, Незнайка затворил дверь и сказал с весёлой улыбкой:
    — Вот мы и дома! Попробуй ка найди нас здесь!
    — А как мы обратно вылезем? — испуганно спросил Пончик.
    — Как влезли, так и вылезем. Вот видишь, у двери кнопка? Нажмёшь её, дверь и откроется. Здесь все на кнопках.
    Незнайка начал нажимать разные кнопки и открывать дверцы стенных шкафов, термостатов и холодильников, на полках которых хранились самые разнообразные пищевые продукты. Пончик, однако, был так сильно расстроен, что даже вид продуктов его не радовал.
    — Что с тобой? Ты как будто не рад? — удивился Незнайка.
    — Нет, почему же? Я очень рад, — ответил Пончик с видом преступника, которого за какие то страшные злодеяния решили казнить.
    — Ну, если рад, то давай спать ложиться. Уже совсем поздно.
    Сказав это, Незнайка растянулся на дне отсека, подложив под голову вместо подушки свой собственный кулак. Пончик последовал его примеру. Устроившись поудобнее на мягкой пластмассе, он принялся обдумывать своё положение, и у него в голове постепенно созрела мысль, что ему лучше всего отказаться от этого путешествия. Он решил тут же признаться Незнайке, что уже расхотел лететь, но подумал о том, что Незнайка начнёт смеяться над ним и упрекать в трусости. Наконец он всё же набрался храбрости настолько, что решился признаться в собственной трусости, но в это время услышал мерное похрапывание Незнайки. Убедившись, что Незнайка крепко уснул, Пончик встал и, стараясь не наступить ему на руки, прокрался к двери.
    «Вылезу из ракеты и убегу домой, вот тебе и весь сказ, — подумал он. — А Незнайка пусть летит себе на Луну, если ему так хочется».
    Затаив дыхание, Пончик поднялся по лестничке и нажал кнопку у двери. Дверь отворилась. Пончик вылез из пищевого отсека и принялся бродить по кривому коридорчику, стараясь отыскать дверцу лифта. Он не был так хорошо знаком с устройством ракеты, как Незнайка, поэтому несколько раз обошёл коридорчик вокруг, каждый раз попадая к пищевому отсеку. Опасаясь, что Незнайка проснётся и обнаружит его исчезновение, Пончик снова стал нервничать и терять соображение. Наконец ему все же удалось отыскать дверцу лифта. Недолго думая он забрался в кабину и нажал первую попавшуюся кнопку. Кабина, вместо того чтобы опуститься вниз, поднялась вверх. Но Пончик не обратил на это внимания и, выйдя из кабины, принялся искать дверь шлюзовой камеры, через которую можно было выйти наружу. В шлюзовую камеру он, конечно, попасть не мог, потому что её здесь не было, а попал вместо этого в кнопочную кабину и стал ощупывать в темноте стены, стараясь найти выключатель. Выключателя ему не удалось обнаружить, но посреди кабины он наткнулся на небольшой столик, на котором нащупал кнопку. Вообразив, что посредством этой кнопки включается свет, Пончик нажал её и сразу подскочил кверху, оказавшись в состоянии невесомости. Одновременно с этим он услышал мерный шум заработавшего реактивного двигателя.
    Некоторые самые догадливые читатели, наверно, сразу сообразили, что Пончик нажал как раз ту кнопку, которая включала электронную управляющую машину. А электронная управляющая машина, как это и было предусмотрено конструкторами, сама собой включила прибор невесомости, реактивный двигатель и всё остальное оборудование, благодаря чему ракета отправилась в космический полёт в тот момент, когда этого никто не ожидал.
    Если бы кто нибудь из обитателей Космического городка в эту минуту проснулся и выглянул в окно, то был бы до крайности удивлён, увидев, как ракета медленно отделилась от земли и плавно поднялась в воздух. Это произошло почти бесшумно. Из нижнего сопла двигателя с лёгким шипением вырывалась тонкая струя нагретых газов. Реактивной силы от этой струи было достаточно, чтобы сообщить ракете поступательное движение, так как благодаря наличию прибора невесомости сама ракета ровным счётом ничего не весила.
    Как только ракета поднялась на достаточную высоту, электронная управляющая машина включила механизм поворота, благодаря чему головная часть ракеты начала описывать круговые движения, с каждым кругом наклоняясь все больше и больше. Но вот ракета приобрела такой угол наклона, что в поле зрения оптического прибора, оборудованного фотоэлементом, попала Луна. Свет от Луны был преобразован фотоэлементом в электрический сигнал. Получив этот сигнал, электронная управляющая машина ввела в действие самонаводящееся устройство, в результате чего ракета, совершив несколько затухающих колебательных движений, стабилизировалась и полетела прямо к Луне. Благодаря самонаводящемуся устройству ракета, как принято говорить, оказалась нацеленной на Луну. Как только ракета в силу каких нибудь причин отклонялась от заданного курса, самонаводящееся устройство возвращало ракету на этот курс.
    На первых порах Пончик даже не понял, какую страшную он совершил вещь. Почувствовав, что попал в состояние невесомости, он стал делать попытки выкарабкаться из кнопочной кабины, воображая, что в другом каком нибудь месте состояния невесомости нет. После ряда усилий это ему удалось, и он вернулся обратно к лифту. На этот раз он как следует разобрался в кнопках, которые имелись в кабине лифта, и нажал именно ту, которая обеспечивала спуск кабины на самый нижний этаж, то есть в хвостовую часть ракеты. Выйдя из лифта, он очутился перед дверью в шлюзокамеру, через которую, как уже сказано, можно было выйти наружу. Рядом с дверью Пончик обнаружил на стене кнопку. Однако сколько ни нажимал он на эту кнопку, сколько ни колотил в дверь ногами, дверь и не думала открываться. Пончик не знал, что дверь шлюзокамеры могла открыться лишь в том случае, если бы он надел на себя космический скафандр. И, надо сказать, хорошо, что Пончик этого не знал. Если бы он нажал кнопку, предварительно надев на себя скафандр, дверь отворилась бы и Пончик, покинув ракету, вывалился бы прямо в космическое пространство. Конечно, в этом случае он уже никогда бы не смог вернуться домой, так как остался бы на веки вечные летать в космосе на манер планеты.
    Отбив о дверь кулаки и пятки, Пончик решил вернуться к Незнайке и категорически потребовать, чтобы он выпустил его из ракеты. Это решение он, однако, не мог исполнить, так как забыл, на каком этаже оставил Незнайку. Пришлось ему ездить по всем этажам, лазить по всем кабинетам, каютам, отсекам. Время было позднее. Пончик очень устал и к тому же зверски захотел спать. Можно было бы сказать, что Пончик валился от усталости с ног, если бы он вообще мог стоять на ногах. Из за состояния невесомости Пончик вообще не имел возможности стоять на ногах, а плавал на манер карася в банке, то и дело стукаясь головой о стены и кувыркаясь в воздухе. В конце концов он вообще перестал что либо соображать. В голове у него помутилось, глаза стали закрываться сами собой, и, выбившись из последних сил, он заснул как раз в тот момент, когда поднимался в кабине лифта.
    Незнайка тем временем безмятежно спал в пищевом отсеке и даже не чувствовал, что космический полёт начался. Среди ночи он, однако, проснулся и никак не мог понять, почему находится здесь, а не дома в постели. Постепенно он вспомнил, что нарочно забрался в ракету. Почувствовав невесомость и обратив внимание на мерный шум реактивного двигателя, Незнайка понял, что космический корабль находится в полёте. «Значит, пока я спал, Знайка и остальные коротышки погрузились на корабль и отправились на Луну. Все получилось точно, как я рассчитал!» — подумал Незнайка.
    Лицо его расплылось в счастливой улыбке, а внутри словно что то затрепетало, заметалось от радости. Он уже хотел вылезти из своего убежища и, разыскав Знайку, признаться ему, что без спросу залез в ракету. Поразмыслив немного, он решил все же подождать, когда ракета отлетит от Земли подальше.
    «Сказать Знайке всегда успею. С этим делом можно и не спешить», — подумал Незнайка.
    В это время он вспомнил о Пончике и, оглядевшись по сторонам, сказал:
    — Позвольте, дорогие друзья, а где же Пончик? Мы ведь вместе с ним залезли в отсек!
    Тут Незнайка заметил, что дверь отсека раскрыта настежь.
    «Ага! Значит, Пончик уже проснулся и вылез, — сообразил Незнайка. Ну что ж, если так, то и мне нет смысла тут одному сидеть».
    Незнайка выбрался из отсека и, отворив дверцу лифта, увидел в кабине Пончика.
    — А, вот ты куда забрался! — воскликнул Незнайка. — Чувствуешь? Уже летим!
    — Что? — спросил, просыпаясь, Пончик и зевнул во всю ширину рта.
    — Летим! — радостно закричал Незнайка.
    — Куда летим? — спросил Пончик и начал протирать кулаками глаза.
    — На Луну. Куда же ещё?
    — На какую Луну?
    — Ну, на какую… Не знаешь, какая Луна бывает!
    Тут только Пончик начал понимать, что случилось. Некоторое время он ошалело смотрел на Незнайку, а потом как закричит диким голосом:
    — На Луну?!
    — На Луну! — радостно подтвердил Незнайка.
    — Летим?!
    — Летим, в том то и дело! — закричал Незнайка и, не в силах сдержать свою радость, бросился обнимать Пончика.
    От страха у Пончика захватило дух, нижняя челюсть у него отвисла, глаза округлились, и он смотрел на Незнайку остановившимся, немигающим взглядом.
    — А где же все остальные? Ты не видал их? — спросил Незнайка, не замечая странного состояния Пончика.
    — Ка а кие оста стальные? — спросил, заикаясь от волнения. Пончик.
    — Ну, где все коротышки? Где Знайка?
    — А они ра ра разве здесь?
    — А как же? Почему же мы летим, по твоему? Пока мы с тобой спали в отсеке, все пришли и отправились в полет. Понял?.. Сейчас мы с тобой поднимемся вверх и найдём всех в каютах.
    Незнайка нажал кнопку, и лифт поднял их на этаж выше.
    — Вот удивятся то, когда увидят нас! — сказал Незнайка, останавливаясь перед дверью одной из кают. — Сейчас войдём и скажем: «Здравствуйте, вот и мы!» Ха ха ха!
    Трясясь от смеха, Незнайка отворил дверь в каюту и, увидев, что там никого не было, сказал:
    — Здесь почему то никого нет!
    Он тут же заглянул в другую каюту:
    — И здесь почему то никого нет!
    Эти слова он повторял каждый раз, когда заглядывал в пустую каюту. Наконец сказал:
    — Знаю! Они в салоне. Наверно, там сейчас происходит какое нибудь важное совещание, вот все и ушли туда.
    Спустившись в салон, друзья убедились, что и там было пусто.
    — Да здесь вообще никого нет! — воскликнул Незнайка. — Похоже, что мы в ракете одни.
    — Как одни? — испугался Пончик.
    — Так, одни, — развёл Незнайка руками.
    — Кто же тогда запустил ракету?
    — Не знаю.
    — Не могла же ракета запуститься сама!
    — Не могла, — согласился Незнайка.
    — Значит, её запустил кто нибудь, — сказал Пончик.
    — Кто же мог её запустить?
    — Ну, не знаю.
    Незнайка подозрительно посмотрел на Пончика и спросил:
    — Может быть, это ты её запустил?
    — Я? — удивился Пончик.
    — Ну да, ты!
    — Как же я мог её запустить? — пожал Пончик плечами. — Я и не знаю, как её запускать.
    — А зачем ты вылез из отсека? — спросил Незнайка. — Почему, когда я проснулся, тебя в отсеке не было? Ты куда ходил, признавайся?
    — Да я, понимаешь, ночью раздумал лететь и хотел уйти домой, да, понимаешь, заблудился в ракете, а потом не мог открыть дверь, вот и раздумал уходить и остался, — лепетал в замешательстве Пончик.
    — А ты не нажимал нигде кнопки? Ведь чтоб запустить ракету, достаточно нажать всего одну кнопку. Понял?
    — Честное слово, я нигде ничего не нажимал. Я только попал нечаянно в какую то маленькую кабиночку и нажал там одну совсем совсем маленькую кнопочку на столе…
    — А а а! — страшным голосом закричал Незнайка и, схватив Пончика за шиворот, потащил в кнопочную кабину. — Ну ка, признайся, ты в этой кабиночке был?
    — Ка а ажется, в этой, — разевая рот, словно вытащенная из воды рыба, промямлил Пончик.
    — Эту кнопочку нажимал?
    — Ка а ажется, эту, — признался Пончик.
    — Ну так и есть! — воскликнул Незнайка. — Значит, это ты запустил ракету! Что теперь прикажете делать?
    — А нельзя ли ка а ак нибудь остановить ра а акету?
    — Как же её остановишь?
    — Ну, нажать ещё какую нибудь к к кнопочку.
    — Я тебе как дам кнопочку! Ты нажмёшь кнопочку, ракета остановится, и мы с тобой застрянем посреди мирового пространства! Нет уж, лучше полетим на Луну.
    — Но на Луне ведь, говорят, нечего кушать, — сказал Пончик.
    — Ничего, тебе это полезно, похудеешь немного, — сердито ответил Незнайка. — В другой раз будешь знать, как без спросу кнопочки трогать!
    Стоило только Пончику вспомнить о еде, как его мысли приняли новое направление. Ему вдруг со страшной силой захотелось есть. Теперь он уже ни о чём не мог думать, кроме еды.
    Поэтому он сказал:
    — Послушай, Незнайка, а нельзя ли нам чего нибудь покушать? Ведь я со вчерашнего дня ничего не ел.
    — Покушать, что ж… Покушать, пожалуй, можно, хотя ты этого и не заслужил, — ворчливо ответил Незнайка.
    Вернувшись в пищевой отсек, друзья открыли термостат, в котором хранились горячие космические котлеты, космический кисель, космическое картофельное пюре и другие космические блюда. Все эти блюда назывались космическими потому, что были помещены в длинные целлофановые трубочки, на манер ливерной колбасы. Приставив конец такой трубочки ко рту и сдавливая её в руках, можно было добиться, чтобы пища попадала из трубочки прямо в рот, что было очень удобно в условиях невесомости. Уничтожив по несколько таких трубочек, друзья закусили космическим мороженым, которое оказалось на редкость вкусным. У этого космического мороженого был лишь один недостаток: от него страшно мёрзли руки, так как всё время приходилось сжимать холодную целлофановую трубочку в руках — иначе мороженое не могло попасть в рот.
    Как только Пончик насытился, настроение у него сразу улучшилось.
    — Что ж, оказывается, и в ракете можно хорошо покушать! — сказал он.
    И ему стало казаться, что ничего страшного не произошло и что ракета не летит вовсе, а продолжает стоять на земле.
    — Слушай, Незнайка, почему ты думаешь, что мы куда то летим? По моему, мы никуда не летим, — сказал Пончик.
    — Откуда же, по твоему, состояние невесомости? — ответил Незнайка.
    — А помнишь, когда мы были дома, я ударился носом о стол. Ведь тогда мы никуда не летели, а невесомость была.
    — Сейчас мы поднимемся в астрономическую кабину и посмотрим в иллюминатор, — сказал Незнайка. — В иллюминатор будет видно, где мы находимся.
    Друзья быстро поднялись в астрономическую кабину. Посмотрев в боковые иллюминаторы, они увидели вокруг бездонное чёрное небо, усеянное крупными звёздами, среди которых сияло ослепительно яркое солнце. Казалось, был день, но в то же время была и ночь. Так на Земле никогда не бывает. Когда на Земле видно солнце, то не видно звёзд, и, наоборот, когда есть звезды — нет солнца. В одном из верхних иллюминаторов ярко светилась Луна. Она казалась несколько крупнее, чем обычно кажется нам с Земли.
    — Совершенно ясное дело, — сказал Незнайка. — Мы уже далеко от Земли. Мы в космосе!
    — Вот тебе и весь сказ! — разочарованно пробормотал Пончик.


    Если Вам у нас понравилось - поделитесь со своими друзьями в социальных сетях!


    Для тренировки логического мышления рекомендуем Вам поиграть в увлекательную игру "Поймай кота"

    Не забудьте зарегистрироватьсячтобы получать новости и обновления сайта прямо на почту.

    С уважением, Жирафенок!


    Оставить комментарий

    ;-) :| :yes: :x :twisted: :thank_you: :swimming: :surprise: :sun: :study: :snitch: :sms: :smile: :singing: :shock: :secret: :scenic: :say_nothing: :sad: :rose: :roll: :reading: :razz: :raining: :oops: :o :no: :mrgreen: :morning: :lol: :laughting: :kiss: :idea: :idea1: :hello: :happy_birthsday: :grin: :google: :good: :football: :flowers: :exercises: :evil: :cry: :creation: :cool: :control: :arrow: :Thank_You: :???: :?: :!:

    Поиск по сайту
    Связаться с нами

    Ваше имя*

    Электронная почта*

    Тема сообщения

    Текст сообщения:

    Яндекс.Метрика